Опыт применения остеозамещающего материала BoneMedik-S при хирургическом лечении переломов шейных позвонков

6 октября 2017

Цели

Оценить клиническую эффективность и безопасность применения коралл-основанного трабекулярного гидроксиапатитового остеозамещающего материала «BoneMedik-S» при переломах позвонков в шейном отделе позвоночника.

Материалы и методы

В клинике хирургии позвоночника в период с 2010 по 2016 годы было оперировано 89 пациентов по поводу различных травм шейного отдела позвоночника. В качестве костного заместителя применялся коралл-основанный трабекулярный (поры размером около 400 мкм) гидроксиапатитовый (не менее 95%) остеозамещающий материал «BoneMedik-S» с небольшим (до 1%) включением кремния в состав. Средний возраст пациентов составил 42 года (от 22 до 73 лет), среднее время наблюдения 4,3 года (от 1,4 до 7,3 лет). Все пациенты были разделены на группы (табл. 1).

Табл. 1. Половозрастные характеристики пациентов

Пол

Мужчины

Женщины

Возраст

До 35

После 35

До 35

После 35

Пациенты

39

13

25

12

Срок наблюдения

4,48±0,37

4,03±0,31

4,11±0,29

4,71±0,33

Для рентгенологической оценки результатов оперативного вмешательства применялась стандартная рентгенография, компьютерная томография (через 6 недель, 6 и 12 месяцев, далее раз в год). Плотность костной ткани измерялась в единицах Хаунсфилда.

Оперативные вмешательства выполнены по поводу осложненных (14), которые сопровождались неврологическими нарушениями, и неосложненных (75) переломов в шейном отделе позвоночника. Выполнялась декомпрессия позвоночного канала, установка остеозамещающего импланта в месте дефекта, фиксация пластиной для достижения спондилодеза.


Рис. 1. Пример установки заместителя костной ткани «BoneMedik-S» после корпорэктомии. После вмешательства отмечено купирование, или по крайней мере облегчение симптомов. Осложнений, связанных с оперативным вмешательством, установленным имплантом и пластиной, выявлено не было.

Результаты

По результатам компьютерной томографии во всех наблюдениях выявлена качественная интеграция костного материала и его частичная деградация. Для оценки остеоинтеграции выполнялось сравнение плотности в зоне контакта импланта с нормальной костной тканью с плотностью костной ткани соседнего позвонка, а также выявлялись критерии интеграции: четкий контакт импланта с костью реципиента, отсутствие зоны просветления в области контакта. Для оценки деградации плотность ткани в области импланта сопоставлялась с плотностью ткани соседнего позвонка. Во всех наблюдениях выявлен плотный контакт реципиент-имплант. Разница в плотности кости составляла 2-9%, что соответствовало критериям выраженной остеоинтеграции (табл. 2).

Табл. 2. Результаты измерений плотности костной ткани.

Пол

Мужчины

Женщины

Возраст (год)

До 35

После 35

До 35

После 35

Плотность костной ткани в месте имплантации (HU)

952±325

832±218

827±211

821±232

Плотность костной ткани в зоне контакта имплантат- кость (HU)

593±180

585±178

579±176

553±168

Плотность костной ткани в соседнем позвонке (имплантационная зона) (HU)

541±160

548±179

528±165

497±161

Плотность костной ткани в соседнем позвонке (зона контакта имплантат-кость) (HU)

552±169

563±182

557±223

518±159

Разница HU (%) (имплантат)

79

48

54

72

Разница HU (%) (зона контакта имплантат-кость)

9

6

2

7

За время наблюдения (1,4-7,3 лет) не было отмечено осложнений, связанных с разрушением импланта или металлофиксатора, развитием локального или системного воспаления. Во всех наблюдениях достигнут спондилодез. Так же в ходе работы было отмечено, что материал «BoneMedik-S» удобен для моделирования в операционной, обладает высокой прочностной и опорной функцией.

Клинический пример.
Пациент Б. 25 лет, травму получил 28.06.2011 г. в результате удара головой о дно водоема. Был доставлен в центральную районную больницу по месту травмы, где получал консервативное лечение. 01.01.2011 г. доставлен в отделении хирургии позвоночника, где установлен диагноз: осложненный перелом тела и дуги 6 шейного позвонка. Нижняя параплегия, верхний парапарез. Нарушение функции тазовых органов.


Рис. 2. Компьютерная томография пациента Б. при поступлении.

В тот же день выполнено оперативное вмешательство: субтотальная резекция тела 6 шейного позвонка. Декомпрессия спинного мозга. Установка остеозамещающего импланта «BoneMedik-S» С5-С7, фиксация пластиной С5-С7. Пациент ежегодно после операции являлся на контрольные осмотры. Отмечается полное восстановление функции.


Рис. 3. Компьютерная томография пациента Б. через 6 лет после операции. Отмечается плотный контакт реципиент-имплант, ремоделирование более 60% импланта.

Гранулы на основе гидроксиапатита способны к остеоинтеграции, которая обеспечивается якорным врастанием костной ткани в поверхностные поры имплантатов. В эксперименте, проведенном на 6 беспородных собаках, которым проводилась имплантация гидроксиапатитовых гранул «BoneMedik-S» в тела поясничных позвонков; через 6 мес. после имплантации пластического материала в пространство между гидроксиапатитовыми гранулами в сформированном дефекте тела позвонка образовалась зрелая трабекулярная костная ткань. На границе между костной тканью и гидроксиапатитовыми гранулами соединительнотканная капсула отсутствовала. [1] (рис.4)


Рис. 4. Электронные микрофотографии поверхности распила тела позвонка беспородной собаки и имплантированными гранулами (41 кратное увеличение, 500 кратное увеличение) спустя 6 месяцев после имплантации. Отмечается прямой контакт костной ткани и имплантированных гранул.

Выводы

Таким образом, материал на основе коралла «BoneMedik-S» является эффективным и безопасным для замещения дефектов костной ткани при оперативных вмешательствах на шейном отделе позвоночника и является хорошей альтернативой применению аутотрансплантатов и костных алломплантов в травматологии и ортопедии. «BoneMedik-S» обладает выраженными остеокондуктивными и остеоиндуктивными свойствами, хорошей биосовместимостью. Остеоинтегративные свойства также оказались удовлетворительными – через 6 лет после имплантации выявлено неполное ремоделирование импланта (до 70%). Обладает хорошей опорной функцией: не было выявлено ни одного случая деформации, миграции и разрушения импланта.

Алексанян М.М., Хейло А.Л., Аганесов А.Г.

Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского, г. Москва